"Karlshtain" "Zlatogradishte"

г. Екатеринбург
29 июня — 3 июля 2011

"Zamok fey"

Сказка под видом Альманаха

Вильгельм Гауф
(отрывок)

В далекой прекрасной стране, о которой гласит предание, будто в ее вечнозеленых садах никогда не заходит солнце, царствовала, с незапамятных времен и до наших дней, королева Фантазия. Щедрой рукой наделяла она с давних пор своих подданных всяческими благами и была любима и почитаема всеми, кто ее знал. Но королева обладала слишком любвеобильным сердцем, чтобы довольствоваться благодеяниями у себя в стране; она сама, в царственной красе своей вечной молодости и прелести, слетела на землю, ибо она слышала, что там обитают люди, которые проводят жизнь в суровой печали, среди забот и трудов. Им принесла она прекраснейшие дары из своего царства, и с тех пор, как прекрасная королева прошла по земным долам, люди стали радостней за работой, беззаботней в своей печали.

Своих детей, не менее прекрасных и приветливых, чем сама царственная мать, она тоже послала на землю дарить счастье людям. Однажды Сказка, старшая из дочерей королевы, возвратилась с земли. Мать заметила, что Сказка грустна, мало того, ей даже показалось, будто у той заплаканы глаза.

- Что с тобой, душенька Сказка, - обратилась к ней королева, - отчего со времени путешествия на землю ты так печальна и грустна? Доверься своей матери, скажи, что с тобой?
- Ах, милая мама! - отвечала Сказка. - Конечно, я не стала бы так долго молчать, если бы не знала, что эта печаль - также и твоя.
- Нужды нет, говори, дочь моя, - сказала прекрасная королева, - горе - это тяжесть, которая не под силу одному и с которой легко справиться вдвоем.
- Ну так слушай же, - отвечала Сказка, - ты знаешь, как охотно я провожу время среди людей, с какой радостью присаживаюсь я у хижины бедняка, чтобы после работы поболтать с ним часок; люди обычно очень радостно приветствовали меня, когда я приходила, и, весело улыбаясь, глядели мне вслед, когда я шла дальше; но в последний раз все было по иному!
- Бедная Сказка! - сказала королева и погладила ее по мокрой от слез щеке. - Но, может быть, тебе так только показалось?
- Верь мне, я не заблуждаюсь, - возразила Сказка, - они меня разлюбили. Повсюду, куда я прихожу, меня встречают холодные взгляды; нигде мне не радуются; даже дети, которые меня ведь всегда любили, смеются надо мной и, с серьезным не по летам видом, отворачиваются от меня.

Королева склонила голову на руки и умолкла в задумчивости.
- Но чем же объяснить, Сказка, - спросила королева, - что люди там, на земле, так изменились?
- Видишь ли, они расставили повсюду мудрых сторожей, которые зорко следят за всем, что появляется из твоего царства, о королева Фантазия! И если тот, кто приходит, им не по душе, они поднимают громкий крик и убивают его или так порочат его перед людьми, которые верят им на слово, что у тех не остается уже ни любви, ни искорки доверия. Ах! Хорошо моим братьям, снам; не обращая никакого внимания на тех мудрецов, весело и легко слетают они на землю к спящим людям и навевают им все, что радует сердце и веселит взор.
- Твои братья - ветрогоны, - сказала королева, - и тебе, любимица моя, нечего им завидовать. А сторожей тех я знаю хорошо; люди вовсе не так уже неправы, поставив их; не один бойкий проходимец делал вид, будто прямым путем явился из моего царства, а на самом деле он разве что заглянул к нам с какой нибудь горы.
- Но почему же они наказывают за это меня, твою настоящую дочь? - плакала Сказка. - Ах, если бы ты знала, как они со мной поступили! Они обозвали меня старой девой и пригрозили в следующий раз совсем не впустить меня.
- Как! Не впустить мою дочь? - воскликнула королева, и гнев залил краской ее щеки. - Однако мне ясно, откуда это исходит: нас оклеветала злая тетка!
- Мода? Неужели? - воскликнула Сказка. - Она ведь всегда такая приветливая!
- Я ее, лицемерку, хорошо знаю! - отвечала королева. - Но сделай ей назло еще одну попытку, дочь моя; кто творит добро, тому не пристало унывать.
...
- Ступай, - сказала она дочке, - благословляю тебя. А если они станут глумиться и насмехаться над тобой, вернись ко мне; может быть, позднейшие поколения, более близкие к природе, снова обратятся сердцем к тебе.
Так говорила королева Фантазия.