"Karlshtain" "Zlatogradishte"

г. Екатеринбург
29 июня — 3 июля 2011

"Zamok fey"

Волшебная страна


Чехия - волшебная страна. На ее холмах стоят чудесные замки. Ее реки катят свои прозрачные воды в узких долинах. Поздней осенью на склонах и обрывах берегов в темных зарослях огромных елей ложится густой туман. Драгоценными рубинами кажутся разбросанные по снегу ягоды боярышника или терновника. Даже ветер в болотных камышах что-то загадочно нашептывает. В этой стране много водяных мельниц и шумных ярмарок с бродячими музыкантами. Чехия повидала немало славных королей, прекрасных принцесс и иноземных королевен. На лесных тропинках бродили лихие и веселые разбойники. Глядя на кубки богемского стекла, легко представить себе хрустальные туфельки, а старая башня в чаще, с одним-единственным окошком, так и приглашает: загляни…

Если говорить о Чехии, то сказки избежать невозможно. Эта сказка может быть разной, даже совсем без волшебства. Чтобы ощутить вкус жизни, аромат горячих жареных колбасок, мягкую пышность горячих пирожков в корзинке, услышать зовущую мелодию флейты, достаточно просто оказаться в этой стране. В сказку не надо верить. Она - вокруг. Увидеть сказку просто.

В грохоте пушек и бое соборных колоколов ее голос не очень хорошо слышен. Те, для кого достижение цели и есть жизнь, могут не заметить плывущую по реке плетенку с подарочком, отмахнуться от путника, знающего не только пыльную дорогу под ногами. Сказка не обидится, не накажет. Она пойдет дальше. Ее проводники найдут и направят тех, кому сказка нужнее, чем свобода или корона. Она не прячется от тех, кто ищет.

Игра "Злато Градиште" использует сказки немецкого романтизма Гримов, Гофмана, Гауфа и некоторые сказки Андерсена. Они многим знакомы, просты и понятны. В них часто герои страдают, и их муки порой кажутся невыносимыми. И все же это добрые сказки. А еще их героев можно разглядеть в повседневной жизни рядом с нами. Конечно же, где-то рядом окажется и вечный проказник Гонза из чешских народных сказок. Что за веселье без Гонзы? Романтизм вытащил из темных чуланов и пыльных чердаков горшочек с кладом. С его помощью сказка обрела изящное платье взамен заплатанного фартука и старого платка. Ее теперь не просто рассказывают детям, чтобы показать добро и зло. Она способна украсить собой любое общество. Сказка оказалась занимательной игрой не только для детей, но и для многих взрослых. Сказкой лечат, ее устами говорят о самом важном, сказку изучают и создают заново. При этом она остается романтичной, как и те люди, которые когда-то открыли ей дорогу в наши сердца.


Различия между Проппом и Поппером

(Размышления "при чём тут сказка" с точки зрения философии. Кому не интересно - прочитайте только последний абзац.)

Символьный ряд игры

Ролевая игра "Злато Градиште" продолжает ряд игр символьного направления. С точки зрения символьной школы текст - это набор символов, состав которого ограничен фабулой и стилем текста. К символьным рядам относятся терминологические, языковые, понятийные и иные системы знаков. Реальность так же представляется конгломератом символов, объединенных в избыточно сложные для повседневного, бытийного восприятия системы. В связи с избыточностью, символьность реальности утрачивается, замещаясь в сознании материальностью объектов восприятия. Это крайне важный тезис. Он имеет два следствия. Первое: символизм объектов реальности существует, как и семиотическая оценка этих объектов в не менее чем двух системах измерения (имеется эмпирический опыт в отношении объекта - не имеется опыта, например). То есть имеется возможность определения модальности, имени, денотата, значения имени любого объекта реальности. Второе: избыточность систем реальности создает достаточную непрерывность поля восприятия реальности. Процесс создания игры полностью соответствует принципам создания текста: из реальности выделяются некоторые объекты, им присваиваются определенные нарративные значения, они связываются в цепочки. Происходит временная актуализация определенного набора семиотических знаков, исходя из заданной стилистики фабулы.

При этом степень достоверности в определении объектов не может быть высокой. Поэтому должен существовать гипертекст, относительно которого и будет происходить оценка достоверности событий и других объектов. Однако, при моделировании реальности процесс текстуализации, как правило, сводится к созданию собственно избыточности объектов. Символьная школа предлагает текстуализацию через создание непрерывности нарратива с помощью гипертекста. Гипертекст - выведенная в мета-позицию система объектов. Мета-позиция - это находящаяся вне пары "имя-денотат" система оценки достоверности объекта. Достоверность объекта в часто употребляемом значении - это принадлежность объекта игре, его нахождение "в игре". Объект для игры недостоверен, значит он "вне игры". Таким образом, чтобы включить в игровое пространство максимальное количество желательных и неизбежных объектов и явлений, сделать их все "достоверными", необходимо создать гипертекст, усиливающий достоверность основных объектов. Формируется доминанта оценки через специфическую систему. То есть, по сути, эта доминанта призвана включить в нарративную цепь все имеющиеся объекты.

Примером недостаточной достоверности базовых объектов игры ("игрока" и "персонажа") является наличие негативной перемежающейся темпоральной и пространственной модальностей данных объектов. "Персонаж", как правило, не имеет эмпирически доказуемого, данного в ощущениях, реального прошлого и будущего относительно пространства игры. Будущего, надо сказать, у него нет только в случае отсутствия факта смерти "персонажа" в игре. Пространственная модальность "персонажа" тоже достоверна недостаточно (путешествие не приводит к перемещению на сколько бы ни было большие расстояния, например). Это эффект "тридесятого царства через дорогу". У "игрока", по сути, недостоверно настоящее. Приходится применять методику рефлексии, чтобы присвоить опыт "персонажа". Естественно, речь не идет об играх стиля "реал-тайм". Хотя и в них объекты "игрок" и "персонаж" противопоставлены без дополнительного, выведенного в мета-позицию значения. В игре "Злато Градиште" предлагается использовать в качестве гипертекста сказку.

Онтология философских идей в периоды кризиса

Собственно, существуем множество определение понятия "философия". По Гегелю философия - современная ей эпоха, постигнутая в мышлении (Гегель Г. В. Ф. Философия права // Сочинения. Т. 7. М.-Л., 1934. С. 15). В марксизме-ленинизме: философия есть "форма общественного сознания; учение об общих принципах бытия и познания, об отношении человека и мира; наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления" (Большая Советская Энциклопедия). Карл Ясперс выделяет период формирования философии, как таковой: это осевое время (800-200 лет до Рождества Христова), когда философское мышление пришло на смену мифологическому мировоззрению (Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, 1991, c. 32-50). В этих трех цитатах важными являются два факта: философия отражает развитие человеческой мысли здесь и сейчас, существуют "кризисные" периоды смены общественного сознания. Избегая описание конфликта "материализм-идеализм", онтология философских идей может быть описана относительно проекции "человек-внешний мир", где под "внешним миром" подразумевается совокупность всех возможных составляющих. Под "кризисными" периодами понимаются периоды развития общества, когда существовавший ранее массовый способ построения социальных отношений прекращается. И еще одно замечание: рассматривается только европейский регион.

После завоевания Эллады дорийскими племенами, эгейская (или микенская) цивилизация прекратила свое существование. Это произошло в XII веке до нашей эры. А VIII век до нашей эры датируется исследователями как начало архаического периода греческой философии. Среди его представителей стоят Гомер, Гесиод, Орфей, Лин, Мусей и другие. За четыре века произошло формирование полисов, выход из родо-племенных отношений, сформировалась потребность разъяснения человека в окружающем мире. Эпические произведения перечисленных авторов описывают человека в предлагаемых событиях, являются поэтическими по своей форме. Следующий период VII-V век до нашей эры - натурфилософский, который определяет проблему первоначала. Содержание трудов становится первичным относительно формы, изучение стремится вне человека, идет накопление эмпирического и диалектического материала. Фалес, Пифагор, Левкипп, Демокрит, "софисты" - яркие представители этого периода. Период классической греческой философии - V-IV века до нашей эры - начинается школой Сократа. Снова идет возврат к оценке этических парадигм человека, через этику анализируется наличие или отсутствие некоего прообраза воли и разума. Одновременно с этим сама система анализа совершает качественный рывок, приобретая инструменты анализа (составляющие философии). Платон, Аристотель, Диоген являются основателями направлений, понятийным аппаратом которых будет оперировать вся европейская философская мысль до XX века нашей эры. Европа выходит в полосу сопоставления себя и окружающего мира, проходит эпоха завоеваний Александра Македонского. У человека снова возникает потребность анализа собственных возможностей в вопросе преобразования мира и оценки состояния счастья. Этому запросу отвечает эллинистический период - IV-I века до нашей эры - школы эпикурейцев, скептиков и стоиков. К концу периода центр философии перемещается в Рим. С этого периода формирование огромных, не связанных внутри себя единым этносом, государств, становится естественной формой развития общества. Не случайно первый опыт - империя Александра Македонского - сопровождался трудами его учителя - Аристотеля. В дальнейшем, в те исторические периоды, когда возникала необходимость дать инструмент политике, на помощь приходила философия Аристотеля.

С I по VIII века нашей эры идет период патристики, который начинает формирование религиозного мышления. Трудами Августина Блаженного и Боэция завершается античный период философии. Период патристики снова обращен вовне, содержание снова довлеет над формой. Затянувшееся (по сравнению с предыдущими периодами) время патристики связано с кризисным течением истории: становление и крах Римской империи, Великое переселение народов, формирование новых государств и уникального, прежде не существовавшего, идеологического "государства" - Вселенской Церкви. В этот период происходит начало формирования религиозного мышления.

По В.Я.Проппу, необходимо время между тем, как обычай перестал использоваться и тем, что он вошел в сознание как миф. Эпоха греческой философии - это то время, когда обычаи родовой общины были переосмыслены, и стали мифом. На бытийном уровне это получило воплощение в сказках, легендах, преданиях, сформировало традицию устного пересказа событий с интерпретацией в жанре эпоса. Такое описание мы видим в биографиях Суллы, Юлия Цезаря, Октавиана, Клеопатры, в легендах о приходе новых народов, в раннем рыцарском романе. То есть фактически до XIII- XIV века господствует мифологическое мышление. В XIII веке Фоме Аквинскому потребовалось сформулировать доказательства Бога! И только когда томизм стал инструментом схоластики, можно говорить о сформированном религиозном мышлении. Период схоластики завершается жестокой дискуссией об Универсалиях. Противостоят учителя: доминиканцев - Аквинат, францисканцев - Дунс Скот. Сорбонна против Оксфорда. Дунс Скот отрицал платоновское восприятие материи как не есть сущей, так и аристотелевскую оценку материи как потенциального бытия. Материя названа им венцом творения из ничего. Так же Дунс Скот утверждал, что воля свободна от разума. Из спора томистов и скотистов была выточена бритва Оккама. В 1300 году Уильям Оккам сформулировал положение: чтобы познать предмет, необходимо сопоставить его восприятие с первой интенцией предмета (мысленным именем) и второй интенцией предмета (понятием первой интенции). Так был положен конец схоластике, спору об Универсалиях, и начато утверждение материалистических идей.

Период совпадает с началом кризиса Римской курии, кризиса государств - наследников Римской империи, осознанием географических границ Вселенской Церкви. С XIV века формируется новый период, носящий в философии и культуре название "Ренессанс".

Согласно парадигме Чижевского, в Европе с этого времени начинается чередование четко выделенных направлений общественного сознания с главенствованием содержания над формой и направленных вовне, с направлениями, где форма главенствует над содержанием и направленными внутрь себя (аналогично периодам греческой философии). Ренессанс (экстравертирован) - барокко (интровертирован) - классицизм - романтизм - реализм - модернизм.

Сказочное заключение

Именно в период романтизма, в конце XVIII, начале XIX веков возникают кружки единомышленников в Германии. На тот момент времени завоеванной Наполеоном, пережившей разочарование в идеях Великой Французской революции из-за революционного террора. По мнению Фридриха Шлегеля - идеолога йенского кружка, всякая наука должна стать искусством, а всякое искусство - наукой. Философия романтизма - это творческая философия, исходящая из идеи свободы и веры в нее. От всякого романтизм требует гениальности, без того, чтобы рассчитывать на успех. Традиции йенского кружка продолжает в своем творчестве Гофман. К другому кружку - гейдельбергскому - принадлежат братья Гримм. Романтизм оказался естественным отзывом на философский, социальный и естественнонаучный кризисы.

Историческая ситуация, лежащая в основе игры "Злато Градиште", полностью отвечает признакам революционной ситуации с точки зрения материализма. Но, если изменить точку зрения (первую интенцию предмета), то мы увидим, что с точки зрения текстуализации пространства, ее герои погружаются в перипетии в поисках счастья. И здесь мы вплотную подходим к сказке. При сформированном религиозном мышлении, у каждого из героев присутствуют понятия добра и зла. Любая сказка имеет морализующее содержание. Игра - это не история, это рисунок истории. Сказка - это рассказ о событиях, отличных от понятия "событийной реальности". Сюжет сказки - классический пример "единства и борьбы противоположностей", а именно в таком сочетании (вспомним В.И. Ленина) происходит качественное развитие сообщества. И сказка подтверждает данное положение: ее герой, реализовав все функции и мотивы, качественно трансформируется, приобретая новые способности, свойства, возможности.

Сказка становится стилем, фабулой, сюжетом игры. Собственно в самой сказке стиль и фабула объединены в сюжет. По сюжету сказочные тексты делятся на волшебные, бытовые, о животных и так далее. Широкие возможности использования различных сюжетных композиций так же входят в особенности сказки, как текста. В волшебной сказке существует закономерность развития героя (его функций - по В. Я. Проппу): наличие запрета, нарушение запрета, вмешательство антагониста, нанесение ущерба, сообщение герою об ущербе, выход в путь с целью преодоления ущерба, испытания героя, приобретения утраченного, возвращение, неузнавание героя или его подмена, доказательство героем своей подлинности, венчание (свадьба, воцарение). Романтическая сказка ищет гениальности у каждого. Каждый может рассказать собственную сказку. Следует помнить несколько правил, указанных В.Я.Проппом:

Сказочник связан, не свободен, не творит в следующих областях:
1) В общей последовательности функций, ряд которых развивается по указанной схеме развития функций героя (подробнее смотри "Морфология волшебной сказки").
2) Сказочник не свободен в замене тех элементов, разновидности которых связаны с абсолютной или относительной зависимостью.
3) Сказочник не свободен в иных случаях в выборе некоторых персонажей со стороны их атрибутов, если требуется определенная функция. Так, если требуется функция полет, то в качестве волшебного дара не может фигурировать живая вода, но может фигурировать и конь, и ковер, и кольцо (молодцы), и ящичек, и очень многое другое.
4) Есть известная зависимость между начальной ситуацией и следующими функциями. Так, если требуется или хочется применить функцию похищение помощника, то этот помощник должен быть включен в ситуацию.

С другой же стороны сказочник свободен и применяет творчество в следующих областях:
1) В выборе тех функций, которые он пропускает или, наоборот, которые он применяет.
2) В выборе способа (вида), каким осуществляется функция. Именно этими путями, как уже указано, идет создание новых вариантов, новых сюжетов, новых сказок.
3) Сказочник совершенно свободен в выборе номенклатуры и атрибутов действующих лиц. Дерево может указать путь, журавль может подарить коня, долото может подсмотреть. Эта свобода - специфическая особенность только сказки. Здесь, как уже указано, выработался известный канон. Канон изменяется, но очень редко.
4) Сказочник свободен в выборе языковых средств. Эта богатейшая область не подлежит изучению морфолога, изучающего строение сказки.

При чем тут Пропер? Честно говоря, ни при чем. Никакого отношения ни к романтизму, ни к сказке философ Карл Раймунд Поппер, живший в Вене до 1937 года, а впоследствии преподававший в Англии, не имеет. Впрочем, он, наверняка, читал Гете, Гейне и других романтиков. В своих трудах он критиковал тоталитаризм и развивал идею открытого, плюралистического, мультикультурного общества.


Сказка в игре или игра в сказку

Игра - дело добровольное. Тот, кто не захочет играть в сказку, с тем сказка не будет играть. За исключением одного момента: если персонаж погибнет, на какое-то время он, все же, в сказке окажется. Сказка на игре не подарит Нечто, с помощью чего человек способен завоевать весь мир. Сказки романтизма обращены не вовне человека, а в самую его сущность, как им и полагается. Они - о человеке. О том, что с ним происходит, когда он попадает в беду. Выбор есть всегда. От развилки, по крайней мере, отходят две дороги. Поступайте по своему разумению, а что будет в конце - увидим вместе.